Ксения Каминская

Ксения Каминская девушка на инвалидной коляске, которая путешествует, принимает участие в форумах и фестивалях, выигрывает гранты и вдохновляет людей вокруг себя. Мы поговорили с Ксюшей и узнали о доступности среды в России, Европе и Америке, ее взглядах на жизнь, и с какими трудностями приходится сталкиваться студенту с инвалидностью.  

Я живу в городе Березовском Свердловской области и учусь в Гуманитарном университете на факультете Телерадиожурналистики. Сейчас я взяла академ, чтобы на год поехать по программе обмена YEAR в Университет Южной Дакоты в США.

Школа

Несмотря на то, что я должна была учиться на домашнем обучении, все 11 лет я сама ходила в школу. Мы с родителями решили, что если учиться только дома, то невозможно получить достаточно знаний и социализации, чтобы стать образованным, открытым человеком с хорошим будущим. Нам навстречу пошла администрация школы, за что я им очень благодарна.

В пятом классе, когда нам пришло время не сидеть в одной комнате, а ходить к разным учителям, директриса поменяла для меня правила:  не наш класс ходил по кабинетам, а учителя приходили к нам. На третий этаж я поднималась с помощью мобильного подъемника, который нам оплатили спонсоры. Мы организовали все сами.

Университет

Больше всего с проблемой доступности среды я столкнулась при выборе университета. Практически все факультеты журналистики находятся в исторических зданиях, а их нельзя реконструировать, потому что это исторический памятник. А значит, установить лифт или пандус невозможно.

Я рассматривала вузы в Москве, Питере и Екатеринбурге, но не смогла найти что-то подходящее.  Например, в УРФУ факультет журналистики находится на четвертом этаже. Я была в отчаянии, хотела взять год на раздумья, и за это время постараться найти подходящий вуз. В итоге, неожиданно для себя я поступила в Гуманитарный университет — там всего два этажа, а перед моим отъездом в Америку установили специальный лифт. К сожалению, его еще не запустили, но я надеюсь, что к моему возвращению все будет работать, и я смогу обучаться беспрепятственно.

Для меня очень сильно стараются родители. Мы живем в частном доме, где все отлично приспособлено. В прошлом году я сдала на права, мы оборудовали машину ручным управлением. По приезде в Россию буду снова учиться, чтобы ездить уже самостоятельно. На общественном транспорте для меня возможности приехать из Березовского в Екатеринбург нет. К сожалению, несмотря на то, что у нас есть низкопольные автобусы, их пока немного.

Проект «Социальный репортер»

В 15 лет в студии молодежного телевидения я научилась азам журналистики и начинала снимать событийные сюжеты. Потом мы сделали репортаж про незрячую девочку Ксюшу, с которой я когда-то занималась вместе в музыкальной школе. Сюжет получился очень успешный. Я поняла, что мне интересна эта тема, а поскольку у меня очень много знакомых и друзей с инвалидностью, о которых хочется рассказать, мы начали снимать больше сюжетов на эту тему. Так появился проект «Социальный репортер». Теперь в рамках этого проекта я снимаю сюжеты о людях с инвалидностью, которые добились успеха, о доступности среды, о благотворительных  мероприятиях, о волонтерах — обо всем, что касается социальной тематики. Я отправляю проекты на фестивали, и слышу положительные отзывы от профессионалов, людей с инвалидностью и обычных зрителей — это мотивирует.

Одно из направлений моего проекта — это путешествия человека на инвалидной коляске. Я очень люблю путешествовать и смотреть проект «Орел и Решка». В какой-то момент я подумала — почему бы мне не снять свою программу о путешествиях глазами человека на коляске. Я хочу своим примером и примером моих героев показать людям, что люди с инвалидностью — такие же, как и все. У нас есть свои потребности, возможности и желания, мы можем чего-то достигать в жизни. У меня уже есть программы про Лондон и Прагу. Конечно, в этом году очень хочу пополнить коллекцию выпусками из Америки, а может, даже несколькими.

Моя цель — показать другим людям с инвалидностью, что они могут путешествовать. Многие из них не представляют, что такое возможно.

Когда я уезжала в Америку, многие не могли поверить, что я собралась в такое масштабное путешествие одна — без мамы. На самом деле это гораздо проще, чем люди в России привыкли думать.

«Почему девочка на коляске?»

За годы жизни с инвалидностью я научилась спокойно относиться ко всем вопросам, особенно если они от детей. Например, ребенок, проходящий мимо, спрашивает у мамы: «Почему девочка на коляске?». Я посмеюсь, постараюсь объяснить ему. Я считаю, что это абсолютно нормально, и родителям нужно объяснять детям, что не все люди могут ходить самостоятельно. Иногда  у меня возникают трудности с поиском новых друзей, когда я в новой компании.

Все изначально видят не меня, а коляску, и их это отпугивает.

Но когда я начинаю рассказывать о себе, люди начинают понимать, что я такая же, как и они. Этот барьер довольно быстро исчезает, и я нахожу себе очень хороших друзей, которые остаются со мной надолго.

Помощь людям с инвалидностью

Очень здорово, что у нас в стране много людей, которые хотят помочь, если видят человека с инвалидностью на улице. К сожалению, часто бывает, что они не знают, как это сделать правильно, и не уточняют, нужна ли помощь в данный момент. Например, как-то пока мама поднимала меня по ступенькам, к нам подошел мужчина, схватил за подставки, которые могли отвалиться, и начал очень резко тащить вверх. В таких ситуациях человеку, который стоит сзади коляски, становится сложнее. В итоге, моя мама, которая поднимала коляску, упала. А как-то мою незрячую знакомою, которая ждала свою подругу в метро, кто-то от доброты душевной затолкал в поезд, не спросив, нужна ли ей такая помощь.

Доступность среды  в России

Сейчас государство старается уделить больше внимания проблеме доступности среды — об этом стали больше говорить, больше делать. Но мгновенно это не исправить —  страна у нас большая. За последние несколько лет  многое поменялось и в моем родном городе — перестроили дорожки, сделали пониженные бордюры, поставили пандусы.  

Конечно, иногда мы сталкиваемся с проблемой, что пандус есть, а воспользоваться им невозможно — например, он слишком скользкий, или угол наклона слишком большой.

Люди зачастую  не знают, как их правильно ставить, несмотря на то, что существуют определенные стандарты, которым нужно следовать.

Путешествия по России и за границей

По России удобнее путешествовать между городами, чем внутри них самих. У нас очень хорошо развита помощь людям с инвалидностью в аэропортах и вокзалах. Там есть специальные службы, которые ты вызываешь, и они полностью сопровождают до посадки в самолет или поезд.  Это дает возможность спокойно путешествовать даже одному. В городах же возникают проблемы. Прошлой зимой мы с подругой решили съездить на концерт моей любимой группы в Москву, погулять по городу, встретиться с друзьями.

Мы приехали в феврале, и даже в таких центральных местах, как в парке Горького и ВДНХ, было все плохо расчищено от снега. Мы постоянно застревали. Я не могу представить, что было бы, если бы я поехала без подруги, которая меня выручала.

Радует, что у нас есть и места, которые полностью доступны, видно, что Россия развивается в этом направлении. Например, в 2015 году я стала первым человеком на коляске в «Артеке». А сейчас лагерь приглашает все больше ребят с инвалидностью. Надеюсь, в скором времени количество мест с полностью доступной средой будет только увеличиваться.

За границей путешествовать гораздо удобней. У меня была ситуация, когда я была несколько дней в Москве, а потом улетела в Лондон. Мы взяли с собой и обычную коляску, и электроскутер. В России скутер получается  использовать далеко не всегда — часто встречаются бордюры, пороги, лестницы. Свободно передвигаться на скутере в России, даже в столице, практически невозможно. Когда мы были в Москве, я им ни разу не воспользовалась: выходишь из отеля, и сразу станция метро  со ступенями. И куда ты на скутере? Никуда. В Лондоне же я ни разу не воспользовалась коляской. Я везде ездила на скутере, никаких проблем не возникало.

Доступная среда в США

В Америке действительно доступная среда. Сейчас я живу в деревне с населением 10 тысяч человек, это даже меньше моего родного Березовского.

Тут везде есть понижающие бордюры, а в университете — кнопки, которые открывают автоматически дверь. Во всех зданиях специальные лифты.

Несмотря на то, что в своем городе я уже разработала доступные маршруты и знаю, где  нет бордюров и лестниц, я привыкла жить с мыслью: «Интересно, я сейчас проеду или нет». Здесь мне не приходится об этом задумываться. За несколько месяцев жизни в США я не могу вспомнить случая, когда я не смогла куда-то добраться. Я ездила в три поездки от университета и каждый раз по привычке уточняла, будет ли для меня это доступно, есть ли в автобусе подъемник, возможно ли подъехать к отелю.

Самостоятельно по Америке я пока путешествовала только один раз — в эти выходные мы с подругой ездили в Денвер. Несмотря на доступную среду, путешествовать совсем одна я пока не решусь — это страшновато, и мне спокойней знать, что при необходимости мне помогут.

Для меня этот год — это большая возможность научиться жить самостоятельно и справляться с трудностями самой. До этого я жила с родителями. Мама отказалась в свое время от работы, чтобы воспитывать меня. Я вела очень активный образ жизни, но во всем этом мне помогала она.

Я уверена, что если бы у меня не было такой мамы, то я бы не достигла всего,  что я сейчас имею. Я невероятно ей благодарна.

 

О вдохновении

Меня вдохновляют уже взрослые состоявшиеся  люди с инвалидностью, у которых уже есть карьера и семья. Когда я смотрю на них, я понимаю, что раз получилось у них — получится и у меня.

О будущем

Чем дольше я живу и вижу, чем больше я путешествую и развиваюсь, тем меньше мне становятся понятны планы на будущее, как бы это странно ни звучало. Когда я начала заниматься журналистикой, у меня была идея фикс, что я должна получить  образование в этой сфере, устроиться на федеральный канал и продолжать свою деятельность на профессиональном уровне, чтобы менять отношение к людям с инвалидностью.

Но чем старше я становлюсь, тем больше я понимаю, что сделать это не так просто. По возвращении домой я продолжу учебу в университете, устроюсь на работу, продолжу развиваться как самостоятельная, не зависящая от родителей личность.

Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide
Slide